25.07.2020 05:20

Особенности проявления неявного сексизма в современной художественной литературе на английском языке

Особенности проявления неявного сексизма в современной художественной литературе на английском языке

Целью данной работы является выявление и системное описание языковых средств, формирующих гендерные стереотипы в современном мире в скрытой форме в современной художественной литературе на английском языке. Сексизм чаще всего скрывается под маской иронии или юмора, поэтому его наличие очень сложно доказать.
Ключевые слова: гендер, сексизм, гендерные стереотипы, неявный сексизм, художественная литература.

В разных ситуациях общения используются различные типы речевой выразительности. В данном исследовании преобладает анализ чувственно-воздействующей выразительности, создаваемой интонационными, звуковыми, графическими, лексическими средствами, тропами, фразеологическими, графическими средствами, фигурами речи - стилистическими, речемыслительными, риторическими.

Выразительность художественной речи связана с образностью, поскольку художественная речь воздействует не только на разум, но и в большой степени на чувства, эмоции адресата (читателя, слушателя), создаётся разнообразными средствами (фонетическими, лексическими, фразеологическими, грамматическими), зависит от рода и вида художественного произведения, литературного направления, авторского стиля, манеры. Наивысшим достоинством речевого произведения является не только внешняя выразительность, яркость, не только эмоциональное самовыражение, но и выразительность скрытая. Таким образом, сексизм, скрытый при помощи различных художественных средств, - это та идея, которую автор произведения хотел вложить в того или иного персонажа книги; это отражение реальности мира, каковой её наблюдает автор и хочет донести до читателя.

“Maybe, Adele, his wife, whom Gillon had once met and found intimidating, took a view of marriage which did not include ironing or, indeed, taking physical care of another adult who could perfectly take care of himself’. («Возможно, Адель, его жена, которую Гиллон встретила однажды и сочла пугающей, считала, что брак не подразумевает глажку или, более того, любую физическую заботу о другом взрослом человеке, который сам может позаботиться о себе») [Trollope 2002: 18-19]. Тот факт, что мужчина ходит в неопрятном виде, в данном случае, в не глаженых рубашках, для повествователя говорит лишь о том, что жена героя по каким- либо причинам не выполняет свои «прямые» обязанности. Стереотипный взгляд на женщину как на домохозяйку только усиливается из-за использованной в тексте иронии.

“Her father had been a prosperous doctor and surgeon; her mother had been her mother”. («Её отец был преуспевающим доктором и хирургом; её мать была её матерью») [Trollope 2002: 25]. За юмором скрывается стереотипное представление о единственных обязанностях любой женщины: домохозяйство и воспитание детей. Эта мысль неосознанно откладывает в голове читателей идею о том, что женщина в принципе не способна на успехи в других сферах деятельности.

“.when people were returning to work after weekends with their parents or their girlfriend’s parents”. («когда люди снова идут на работу после выходных, проведенных с родителями или родителями их девушек») [Trollope 2002: 47]. Автор с юмором подходит к вопросу описания большого количества людей в город после выходных, намекая на то, что молодым людям часто приходится проводить время с родителями их девушек по просьбе последних. Считается, что именно женщины особенно серьезно относятся к своим отношениям, а их стремление познакомить своих избранников с родителями подразумевает в перспективе замужество, которого так «жаждут» все женщины. Однако, серьезность отношения к своему избраннику/це зависит от личности человека и его взглядов на жизнь, независимо от гендера.

“Ashley knew, if her clothes and her hair and her manner were anything to go by, what being a woman was all about”. («Эшли знала, что, то можно ли было по её одежде, волосам или манерам судить о ней самой, и значит быть женщиной») [Trollope 2002: 12]. В данной книге главная героиня противопоставляется своей сестре Эшли, которая считается эталоном истинной женщины, так как её интересы ограничены собственной внешностью и заботой о семье. Интересы же главной героини в литературе, искусстве и поиске самой себя в мире изображаются нелепой и пустой тратой времени, которое она могла потратить на поиски мужа.

“’Well’, the woman said with a bleak smile, ‘for the baby’s sake, do we hope it will be a boy?’” («Что ж, сказала женщина с мрачной улыбкой, ради благополучия ребёнка будем надеяться, что это будет мальчик?») [Trollope 2002: 170]. В этом шутливом риторическом вопросе отражено истинное положение женщины в обществе, в котором доминируют мужчины. Повествователь подразумевает, что жизнь девочки будет в любом случае сложнее, чем мальчика, при прочих равных условиях.

«‘It’s just brilliant genetics <.> like that theory about ugly men marrying beautiful women in order to avoid producing a race of gargoyles’. ‘That’s not genetics’, Rupert had said, ‘that’s economics. Beautiful women don’t marry poor ugly men’». («”Это же просто блестящая генетика <.> как та теория об уродливых мужчинах, что женятся на красивых женщинах, чтобы не произвести на свет целый род горгулий”. “Дело не в генетике”, - сказал Руперт, - “а в экономике. Красивые женщины не выходят замуж за бедных уродливых мужчин”») [Elton 2010: 62]. При помощи юмора и иронии раскрывается распространенный в современном обществе стереотип о красивых женщинах, выбирающих себе будущего мужа по уровню его достатка. Этот пример может наглядно показать, как некоторые гендерные предрассудки настолько прочно вошли в сознание общества, что знакомы каждому отдельно взятому индивиду в социуме в независимости от его/её родного языка, национальности, расы, пола, социального положения и т. п. Невероятное количество телепередач, популярных сериалов и фильмов, современных книг, газет и журналов, и, конечно же, рекламы навязывают эту идею социуму, обыгрывая проблему по-разному, но повторяя её снова и снова.

“Mr Bandito, though, has been waylaid by some ugly thing - and I don’t mean a woman or a gator, I mean a bad head cold”. («Мистер Бандито всё же был задержан в пути одной мерзкой вещью - и я не имею в виду женщину или аллигатора, я говорю об ужасной простуде») [Fowler 2007, 238]. В данном предложении женщина ставится в один ряд с простудой и аллигатором на основании общего признака - мерзости. Такие приёмы как юмор и ирония, использованные автором, достигают поставленной цели - заставляют читателя смеяться и не замечать уничижения женщин.

“What’s her cup size?” Alex asked. “Maybe she’s an “old friend” of mine, too!” (“Какой у неё размер груди?” - спросил Алекс. “Возможно, она и мой «старый друг» тоже!”) [Fowler 2007: 241]. Овеществление женщины, представление её только в качестве сексуального объекта - нередкое явление в современном мире. В данном примере вопрос о размере груди незнакомой женщины является шуткой, поэтому сексизм, скрываясь за юмором, становится неявным.

“All the old Etonians Claypole had met divided into two types. First, there was the wiry, ascetic, intellectual sort. They tended to run government departments, banks and embassies. They had clever but blunt wives called Clarissa”. (“У них были умные, но совершенно пресные жены по имени Кларисса”) [Macintyre 2013: 109]. Герой книги высказывает своё мнение о том, что все жёны правительственных и банковских служащих типичны. Мы можем наблюдать стереотип о том, что умные женщины не могут быть одновременно и интересными, яркими личностями. Приём иронии использован в наименовании всех женщин данного “типа” Клариссой.

“And Lachlan’s slept with Milky’s sister on and off, and with Milky’s mother once. But Milky blames the women, not Lachlan”. (“А Лахлан переспал несколько раз с сестрой Милки, и один раз с матерью Милки. Но Милки винил женщин, а не Лахлана”) [Macintyre 2013: 144]. Пример явного сексизма: мужчинам позволено вести какую угодно интимную жизнь без вреда для репутации; женщина же себе такого позволить не может, так как общество осуждает разгульное поведение у женщин и в некотором смысле даже поощряет - у мужчин.

“She feels you’re probably cleverer than she is, and you’re a man, so that puts you in one kind of order, but then you’re black, and foreign, so that puts you in another, which gets her all muddled”. (“Она чувствует, что ты скорее всего умнее ее, и ты мужчина, что позволяет отнести тебя к одному классу, но ты чернокожий и иностранец, что относит тебя к другому классу, и всё это путает её”) [Lively 2004: 93]. Данное предложение - яркий пример проявления различных стереотипов в обществе одновременно. Мы наблюдаем расизм и предубеждение к иностранцам, так как героиня книги относит афроамериканцев и всех приезжих в отдельную категорию людей. Более того, мы видим разделение общества на два несовместимых лагеря людей: мужчин и женщин, с явным преимуществом за первыми. За иронией о делении людей на классы скрывается стереотип о том, что мужчины умнее женщин и полностью от них отличаются. Подобный пример смешения расизма, сексизма и даже некоторой ксенофобии показывает насколько сильно те или иные предубеждения могут укорениться в уме одного человека и как следствие во всём обществе. Стоит, правда, отметить, что стереотипы, присутствующие в обществе, и присущие конкретного индивиду - это два взаимовлияющих друг на друга явления.

“She flicked over the pages of a magazine Maureen hed left on the table, reading here and there. Maureen’s magazine offered solutions to everything: acne, period pains, split ends depression. From every page girls smiled or frowned-despondent on Monday with greasy hair, radiant on Friday with a new boyfriend, all uncertainties resolved by change of shampoo/X^ra пролистывала страницы журнала, который Морин оставила на столе, читая отрывки то тут, то там. Журнал Морин предлагал решения для всего: акне, боли во время месячных, секущиеся кончики, депрессия. С каждой страницы девушки улыбались или хмурились, унылые в понедельник с засаленными волосами, сияющие в пятницу с новым парнем; все сомнения устранены сменой шампуня”) [Lively 2004: 42]. В данном отрывке при помощи иронии и преувеличения автор изображает женщин легкомысленными и поверхностными, не интересующимися серьезными вещами, а зацикленными на внешности и отношениях с противоположным полом.

“’Oh, Clare, I meant to tell you - poor Wooffy did die. We were afraid she was going to’. Wooffy? Dog? Cat? Or the old nurse? ‘So we got a new little bitch right away. I didn’t want the children to get morbid about it.’ Mustbethedog. Hopeso, anyway”. (“’О, Клэр, я собиралась сказать тебе - бедная Вуфи умерла. Мы боялись, что это скоро произойдет’. Вуфи? Собака? Кошка? Или старая няня? ‘Поэтому мы сразу же завели новую маленькую сучку. Я не хотела, чтобы дети переживали об этом’ Должно быть собака. Надеюсь, что так, по крайней мере”) [Lively 2004: 71]. Имя «Вуфи», подходящее, как для собаки, так и для женщины, создаёт комический эффект недопонимания двух героев книги. Многозначность слова “bitch” так же заставляет читателей улыбнуться. Сексизм заключается в том, что женщина сравнивается с животным.

“Hilary was writing up an interview with an old Cambridge friend, an actress who had just published a book about her collection of teddy bears, while Peter and his deputy were trying out various layouts for the next day’s front page”. (“Хилари писала интервью со своей давней подругой из Кэмбриджа, актрисой, которая только что опубликовала книгу о своей коллекции мишек Тедди, в то время как Питер и его заместитель пробовали различные планировки первой полосы газеты на следующий день”) [Coe 1995: 74].

За иронией скрывается стереотип о том, что все женщины не интересуются серьезными вещами.

“Clara wrote down her name (Clara Iphegenia Bowden), nationality (Jamaican) and age (19). Finding no box interested in her occupation.” (“Клара написала своё имя, национальность и возраст. Не обнаружив строчки, интересующейся её профессией.”) [Smith 2001: 50]. Анкета, описанная в данном предложении, наглядно показывает, что наше общество всё ещё остаётся патриархатным, где мужчине достаётся роль добытчика, кормильца семьи, а женщине - роль хранительницы домашнего очага. Соответственно, женщина не должна и не способна работать, а даже если она и работает, то имеет неважную должность и занимается несерьезным делом, не имеющим значения для тех или иных общественных организаций.

“And this is some kind of linguistic conflation between the words Mrs. and Miss?” (“И это некое соединение между словами Миссис и Мисс?”) [Smith 2001: 128]. Речевая ситуация такова, что учительница просит отца одного из ее учеников называть ее Ms, тем самым не акцентируя внимание на ее семейном положении.

“Andrew’s best friend Fats referred to her as TNT, short for ‘Tits’N’Tash’”. (“Лучший друг Андрью Фэтс обращался к ней как TNT , коротко от ‘Tits’N’Tash’”) [Rowling 2013: 22]. Использование американского сленга (tashoт moustache - усы) и аббревиации (дословный перевод: «Грудь и Усы») при обращении к девушке. За юмором - завуалированное овеществление девушки и сексуализация, акцентирование на определенных частях тела.

“People would pay hundreds of pounds to have sex with this woman, so why on earth would she instead want to clean houses for £4.50 an hour or whatever the sodding minimum wage was? <.> only joking”. (“Люди заплатили бы сотни фунтов, чтобы пере¬спать с такой женщиной, так с какой стати она вместо этого хочет убирать дома за £4.50 в час или сколько там чёртов прожиточный минимум? <.> просто шучу”) [Lanchester 2012: 56]. Герой произведения прикрывает свои абсолютно сексистские мысли за юмором. Женщину же он видит только как объект сексуального вожделения, красивую куклу для удовлетворения потребностей мужчин, а не живого человека с равными с мужчинами правами и собственными желаниями.

Список использованной литературы
1. Coe J. What a carve up! L.: Penguin Books, 1995. 512 p.
2. Elton Ben. Meltdown. UK, Black Swan, 2010. 480 p.
3. Fowler Theresa. Souvenir. AVON. 2007. 384 p.
4. Lanchester J. Capital. Faber and faber. 2012. 584 p.
5. Lively P. The house in Norham Gardens. Jane Nissen Books, 2004.
154 p.
6. MacintyreM. Whirligig. L.: Short books, 2013. 288 p.
7. Rowling J. K. The casual vacancy. L.: Sphere, 2013. 512 p.
8. Smith Z. White teeth. L.: Penguin Books, 2001. 464 p.
9. Trollope Joanna. Girl from the South. L.: Bloomsbury Publishing Plc., 2002. 206 p.

В. А. Пимурзина

Особенности проявления неявного сексизма в современной художественной литературе на английском языке

Опубликовано 25.07.2020 05:20 | Просмотров: 230 | Блог » RSS


Рекомендуем:
Всего комментариев: 0